Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 15/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Россия

«Им дай решить мою судьбу — они бы меня разорвали»: уголовное дело за разговор гея с детьми

media  
Максим Панкратов, герой нашумевшего выпуска ток-шоу Slivki Kids DR

На этой неделе международная правозащитная организация Freedom House опубликовала очередной рейтинг «Свобода в интернете» , который оценивает ситуацию в 65 государствах мира с точки зрения доступа к интернету, ограничений на содержание контента, а также контроля над пользователями со стороны властей. Эксперты оценивают страны по каждому из критериев и присваивают баллы — чем больше свободы, тем выше балл. Россия набрала в этом рейтинге 31 балл, войдя в список стран с несвободным интернетом и оказавшись позади Камбоджи, Анголы, Беларуси, Бангладеш, Индии, Индонезии, Иордании, Казахстана и ряда других стран, которые не принято причислять к демократическим государствам.

В данный момент в России обсуждают возбуждение как минимум двух уголовных дел, связанных с активностью в интернете. В четверг, 7 ноября, стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении активиста незарегистрированной Либертарианской партии и видеоблогера Михаила Светова. Он пока проходит свидетелем в деле о «развратных действиях» на основании якобы найденной в его инстаграме детской порнографии. Страница Светова в соцсети Инстаграм не обновлялась с 2016 года. По данным СМИ, речь идет о фотографиях его бывшей девушки Анастасии Стародубовской — следователи пытаются выяснить, сколько ей было лет, когда у них начались отношения со Световым. Сам политический активист заявляет, что Анастасии было 16 лет к моменту их знакомства, и считает дело против себя политически мотивированным — об этом он заявил в интервью «Медузе».

«Им дай решить мою судьбу — они бы меня разорвали»: уголовное дело за разговор гея с детьми 08/11/2019 - Александр Валиев Слушать

Между тем в конце минувшей недели стало известно о возбуждении уголовного дела о насильственных действиях сексуального характера в отношении несовершеннолетних из-за видеороликов, выложенных весной этого года на YouTube-канале Real Talk. На нем выходило ток-шоу Slivki Kids, ведущими которого были дети и подростки. Героем одного из выпусков стал гей. В сентябре шум вокруг этого видео поднял депутат Петр Толстой, обвинив авторов канала в гей-пропаганде, после чего было возбуждено административное производство по соответствующей статье КоАП. А затем стало известно о том, что силовики усмотрели в этом выпуске насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних. Надо сказать, что в западных странах подобный формат, где с детьми говорят на остросоциальные темы, в том числе об ЛГБТ-людях, не является чем-то экстраординарным. На той же платформе YouTube есть выпуск ток-шоу ведущего Джимми Киммела на ABC, в котором дети рассуждают об однополых браках — эту запись посмотрели около 19 миллионов человек. Видео с подобным контентом есть и на популярном канале FBE — его посмотрело на сегодняшний день более 6 млн.

Максим Панкратов — герой того самого выпуска ток-шоу Slivki Kids — сейчас скрывает свое местонахождение, опасаясь преследований. Редакция RFI связалась с ним через одну из соцсетей.

RFI: Максим, ты знал о существовании в России так называемого закона о гей-пропаганде среди несовершеннолетних? Как думаешь, зачем он был принят?

Максим Панкратов: Ну, как сказать? Не точно знал о его тонкостях, но слышал, что он есть. Честно, не знаю, для чего это было сделано. Это за гранью моего понимания. Поэтому я не могу ответить на этот вопрос. Он для меня действительно очень сложный. Я не знаю, зачем было отделять эту группу. Мы как будто вне закона.

Когда ты соглашался на участие в том ток-шоу, подозревал, что возможны неприятности из-за того, что в кадре появляются несовершеннолетние?

В моем понимании пропаганда — это ходить и отвоевывать. Отвоевывать честь. Всем кричать, что я хочу быть «законным». А рассказать о своей жизни — я не считаю, что это пропаганда. И уж тем более, что это может привести к уголовному делу. Я пришел, рассказал о своей жизни без всякого опасения, без всякой мысли о том, что на меня могут завести какое-то дело.

Я не собирался ни пропагандировать, ни за кого выступать, ни чьи права отстаивать, я просто рассказал о своей жизни. А когда я узнал про уголовное дело, честно говоря, меня это довело до слез

А ты интересовался у организаторов, брали ли они у родителей согласие на участие их детей в съемках?

Да, я интересовался. Мне сказали, что родители все согласие дали, и к тому же родители присутствовали на съемках.

И как вы общались? Как они реагировали на все происходящее?

Совершенно нормально, не было никакого негатива, родители все улыбались, у всех были улыбки на лице, у детей тоже были на лицах улыбки, и весь съемочный процесс у нас прошел замечательно и прекрасно. Родители тоже мне задавали какие-то вопросы, фотографировались со мной. Все было прекрасно и замечательно.

Я успел посмотреть те видео на YouTube, пока их еще не удалили. В комментариях под ними были, в основном, комплименты тебе — как деликатно и осторожно ты отвечал на вопросы детей. А вне интернета какая была реакция?

Я сталкивался с очень доброжелательной реакцией. В первую очередь люди из ЛГБТ-сообщества ко мне подходили и говорили: спасибо, что ты показал нас в другом свете. Все как видят геев и ЛГБТ-сообщество? Развратными, извращенцами какими-то, и многие даже не знают, как эти люди выглядят — то, что это может быть совершенно обычный человек, что ты по нему никогда в жизни не скажешь, что он относится к ЛГБТ-сообществу. То есть реакция людей была очень доброжелательной. Меня благодарили многие натуралы говорили: вау, круто, мы не думали, что геи могут быть такими, мы по-другому стали смотреть на этих людей, по-другому стали относиться к ним. Мне было очень приятно. До того момента, пока не началась вся эта заваруха.

Дети просто спрашивали: как я понял, что являюсь геем, как ко мне относились в школе, как относятся на работе, как ко мне относятся друзья, много ли их. Разговор, грубо говоря, ни о чем

Кто придумывал вопросы? Организаторы или сами дети?

Придумывали сами дети, они сами сидели, задавали мне эти вопросы. Нам никто, ни мне, ни детям, не давал никаких шаблонов, никаких вопросов. Нам просто рассказали, в каких рамках должен быть разговор. Что это не должно быть каким-то эпатажем, что это не должно переходить какой-то грани. И вот в этих рамках мы с детьми общались и разговаривали. Ну, и я бы себе не позволил общаться с детьми за рамками того общения, которое было. Я всегда держал грань, понимал, что передо мной сидит ребенок.

Насколько я помню, в интервью ни разу не прозвучала тема секса ни в каком аспекте…

Этого вообще не было, ни о сексе, ни о разврате, ни о чем таком. Дети просто спрашивали: как я понял, что являюсь геем, как ко мне относились в школе, как относятся на работе, как ко мне относятся друзья, много ли их. Разговор, грубо говоря, ни о чем. Многие дети все и так знали, они мне вопросы задавали просто на камеру, потому что снимаем. Многие уже знали это все, и не в хорошем свете.

Что ты почувствовал, узнав о том, что в этих видео нашли нарушения закона?

У меня был изначально шок, что там нашли пропаганду. Я нигде не видел там пропаганду. Многие люди сказали, что пропаганды там нет. Но я уже ничего с этим поделать не могу, раз уж завели, но мне было неприятно. Я не собирался ни пропагандировать, ни за кого выступать, ни чьи права отстаивать, я просто рассказал о своей жизни. А когда я узнал про уголовное дело, честно говоря, меня это довело до слез. Потому что меня обвинили в насильственных действиях, меня обозвали педофилом! Для меня это было очень оскорбительно, унизительно. Как могут человека просто так обозвать педофилом?! Для меня это непонятно!

Как отреагировали твои близкие?

У всех ужас. Все стали за меня бояться, переживать. Бог знает, что еще могут сделать! Потому что и срок немаленький приписали, и меня могут вообще закрыть до выяснения всех обстоятельств! И, естественно, все испугались, мама очень переживала, каждый день со мной на связи, пишет, очень сильно переживает. Все только переживают и ждут дальнейших новостей, чтобы понимать, что дальше делать.

Следователи уже приглашали тебя?

Они искали меня через организаторов съемок, которые давали показания, через родителей, которые были на съемках. Через них пытались узнать мои контакты. Я с организаторами съемок общаюсь только в интернете, они могли им дать только мои интернет-ресурсы. Я побоялся куда-то идти, кому-то что-то говорить. Мне действительно страшно.

Как ты думаешь, кому и зачем понадобилось поднимать шум вокруг этого видео?

Все уже поняли, кому понадобилось поднять административное дело — Петру Толстому. Для чего ему это нужно, я не знаю. Может, пропиариться людям нужно. Может быть, просто создать шумиху вокруг этого всего, показать еще раз, что, смотрите, мы боремся с этими людьми, еще один показатель, чтобы унизить это сообщество.

Ты читаешь комментарии под новостями о деле? Что пишут люди?

Я сейчас читаю комментарии под этими статьями. Мне очень неприятно читать многие из них. Когда «яжмать» пишет о том, что меня нужно сжечь, расстрелять, что таких, как я, надо убивать… Когда она пишет с таким злорадством: «Хоть бы тебя посадили, хоть бы тебе дали срок»… Мне очень больно читать такие комментарии, потому что я не хотел никакого вреда этим людям. Им дай решить мою судьбу — они бы меня разорвали. Это интервью ничего не значит, оно подняло очень много шумихи, многие люди готовы просто лишить меня свободы и жизни. Они даже не смотрели это видео, не знают, что там происходило. И они, не зная, готовы так со мной поступить.

В этот промежуток времени я очень многое потерял, очень многое случилось. И если это не прекратится, мне придется всю жизнь изменить. Мне придется уехать из страны, бросить свои отношения, родителей, придется все бросить, дабы меня не посадили

Как ты думаешь, откуда вся эта агрессия?

К сожалению, нас воспитывают так. С детства нам это вбивают в голову, что мы должны быть такими. Ты должен ненавидеть, ты должен всем завидовать, ты должен всех обсуждать, ты должен всем пакостить. Менталитет. Всем это с детства вдалбливают в головы.

Неужели нет других комментариев?

Есть другие. Есть. Они меня очень радуют, поднимают мне настроение, боевой дух, что не все потеряно. Что есть те, кто готов меня защищать, помочь мне в любую секунду. Многие люди пишут: «Вы с ума сошли, вы что несете?! Вы не на то внимание обращаете, нужно вот это и это наладить, а вы какой-то бред несете». Мне нравится, что таких людей большинство. Я не собираюсь ничего пропагандировать, мне не нужны проблемы со всем этим, я просто хочу спокойно жить. И, если бы у меня было одно желание, я бы просто загадал, чтобы от меня отстали с этим всем!

Какие выводы ты сделал для себя из всей этой истории?

Я сделал вывод, что больше никогда я в это лезть не буду, потому что я понял, насколько у нас ожесточенные люди. Какое бы ты интервью ни дал, каким бы ты человеком ни был, и чтобы ты хорошего ни сделал, ты всегда будешь плохим для этих людей. Я понял, что нужно жить просто обычной спокойной жизнью и в этой стране никуда не лезть и ничего не делать. По крайней мере, пока.

И скрывать свою ориентацию?

В ближайшие 20–30 лет это нужно будет скрывать. Ты ничего не докажешь, у нас как был СССР, так и остался. Нам хоть и говорят, что все изменилось, ничего не поменялось и ничего не изменилось. Мы как не имели права слова, так и не имеем.

В СМИ появились сообщения, что тебе угрожают…

Да, мне поступали угрозы в инстаграм. Мне писали из серии «так тебе и надо, и вообще, таких, как ты, нужно убивать, лучше бы тебя отец на стенку спрыснул, лучше бы тебя мать в детстве ночью подушкой задушила». То есть неприятные слова мне начали писать. Помимо этого, на днях я возвращался поздно домой, за мной побежали два гопника. Не знаю, с этим связано или не с этим. Были и оскорбления на улицах, обзывали извращенцем. Это после того, как выпустили сначала административное дело, а потом, когда началось уголовное, написали, что я, грубо говоря, педофил, оскорблять стали чаще. Те люди, которые, повторю, не видели этого видео, не знают, что там происходило. И они будут думать, что я действительно педофил и извращенец, и что на этом видео было так. И пока каждый человек не посмотрит это видео, он не сможет составить объективного мнения.

А его еще где-то можно найти?

Где-то на просторах интернета оно есть, кто-то его выкладывал, повторно перезаливал. Если не ошибаюсь, даже Вконтакте.

Как ты сейчас себя чувствуешь?

Я в состоянии нормальном, я себя держу. Обдумываю все эти ситуации — что, почему, как, зачем? С чем мне пришлось столкнуться, что мне пришлось сейчас пережить. В этот промежуток времени я очень многое потерял, очень многое случилось. И если это не прекратится, мне придется всю жизнь изменить. Мне придется уехать из страны, бросить свои отношения, родителей, придется все бросить, дабы меня не посадили. Я не готов терять людей, которые сейчас со мной находятся, для меня это психологически сложно. А так — меня поддерживают все мои близкие люди и огромное им спасибо за это, потому что иначе бы я вообще свихнулся.

Какое бы ты интервью ни дал, каким бы ты человеком ни был, и чтобы ты хорошего ни сделал, ты всегда будешь плохим для этих людей. Я понял, что нужно жить просто обычной спокойной жизнью и в этой стране никуда не лезть и ничего не делать. По крайней мере, пока

Несмотря на неоднократные заявления российских властей о том, что в России не нарушаются права ЛГБТ, на практике можно наблюдать обратное. Заявления правозащитников и пострадавших от пыток геев в чеченских тюрьмах до сих пор не стали предметом объективного расследования.

На этой неделе суд назначил штрафы по 10 тысяч рублей ЛГБТ-активистам Аглае Шатовой, Полине Симоненко и Олегу Калинину, выступившим на пикете в Москве за расследование случаев убийств и пыток геев в Чечне. Минувшим летом после обысков и уголовного дела против сотрудников опеки из России была вынуждена бежать гей-пара с усыновленными детьми. В начале ноября центр «Действие», занимающийся профилактикой ВИЧ, СПИДа и охраны здоровья ЛГБТ-сообщества, проиграл суд, в котором оспаривал штраф в 300 тысяч рублей за отказ признавать себя иностранным агентом.

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.