Слушать Скачать Подкаст
  • *Новости 16h00 - 16h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 16h00 GMT
  • *Передача RFI 16h10 - 17h00 GMT
    Дневная программа 15/11 16h10 GMT
  • *Новости 19h00 - 19h10 GMT
    Выпуск новостей 15/11 19h00 GMT
  • *Передача RFI 19h10 - 20h00 GMT
    Дневная программа 14/11 19h10 GMT
Чтобы просматривать мультимедиа-контент, в вашем браузере должен быть установлен плагин (расширение?) Flash. Чтобы войти в систему вам следует включить cookies в настройках вашего браузера. Для наилучшей навигации, сайти RFI совместим со следующими браузерами: Internet Explorer 8 и выше, Firefox 10 и выше, Safari 3 и выше, Chrome 17 и выше...
Франция

«Галантные Индии»: взбесившееся дитя хип-хопа в Парижской опере

media  
«Галантные Индии» в постановке Клемана Кожитора. Парижская опера, сентябрь 2019 г. Little_Shao

«Зачем мы избегли ярости моря? Избежав смерти, мы попадем в оковы!» — 36-летний французский видеохудожник Клеман Кожитор показал на сцене Гранд-Опера свою постановку барочной оперы «Галантные Индии» на музыку Жан-Филиппа Рамо. Хореографический ряд далек от барокко — он построен на танцах калифорнийских гетто. А о перспективах, возникающих через триста лет после написания музыки, возможно, не подозревал и сам композитор.

Уже триста лет, как «Галантные Индии» разошлись на музыкальные цитаты. И все же новая постановка — событие. «Все срочно на Кожитора, — призывает критика, — вы такого еще не видели». И действительно, не видели, хотя и знали, что опера-балет Рамо прежде всего — зрелище, так ее задумывал автор. Но вместо барочного дивертисмента на сцене парижской оперы возникает танец Krump. «Krump — взбесившееся дитя хип-хопа, — говорит Клеман Кожитор. Этот танец не любит больших сцен, многих исполнителей приходится уговаривать».

На сцене — то дефиле мод, то дикие джунгли, то буря разбивает корабль, и тонущих людей вытаскивают на берег спасатели. Вернее, не людей, а Амуров — так по сценарию. «Как ты думаешь, это мигранты?» — спрашивают рядом со мной. Конечно, мигранты, в том числе, и в том древнем понимании, которое было у мореплавателей — греков. Корабли разбиваются, тонут герои и негерои, их выбрасывает на берег, и там всегда находится тот, кто спасет от неумолимого рока. Для современного глаза и уха гораздо непривычнее само название. Галантность — вовсе не вежливость, а любовные истории. А Индии — совсем не Индия, а экзотические страны в понимании современников Рамо: действия называются «Великодушный Турок», «Перуанские инки» и «Персидский праздник цветов».

«Галантные Индии» в постановке Клемана Кожитора. Парижская опера, сентябрь 2019 г. Little_Shao

Удивительно, как точно ложатся на либретто Рамо современные события. Не нужно искать у Кожитора желания натянуть на барочный сюжет «модную» современную трактовку, она приходится впору, как перчатка героини. Рамо — о том, какой Европа видела только что открытые заморские территории, об их «дикарях». Кожитор — о них же и о современном Париже, который, оказывается, тоже еще нужно открывать и открывать.

Вместе с Кожитором танец 29 актеров ставила хореограф Бинту Дембеле. «Сначала, — рассказывает она, — я просто скачала музыку Рамо с iTunes, мне важно было изолировать ее от голоса и от либретто с его рабовладельческим и колониалистским взглядом. А потом я стала работать с голосом, с его энергией, точно так же, как в рэпе или в R'n'B. Я должна была добиться такого же хайпа, чтобы публика поддерживала актеров. Я создала ритмы ритуального танца, деконструировала сцену, и уже потом стала накладывать на это разные андеграундные танцы — krump, voguing, glyding, waaking, popping, bboyng, электро и другие».

Сцена из «Галантных Индий» в постановке Клемана Кожитора. Парижская опера, сентябрь 2019 г. Little_Shao

Над голосом, над движением, над декорациями — над всем зрелищем звучит музыка. Она — главная. Дирижер Леонардо Гарсиа Аларсон говорит, что ему сначала не нравился зал, «Галантные Индии», на его взгляд, должны были идти не в Бастильской опере, а в Гарнье, где меньше расстояние между сценой и зрителем. Но потом «стало понятно, что эта опера больше построена на музыкальном жесте, чем на текстуальном». А главное — в Бастильском зале была возможность поместить большой оркестр с 55 музыкантами, удвоенным и утроенным количеством духовых, «как это часто делалось в эпоху барокко». Без  Рамо — заключает дирижер, французская музыка никогда бы не занимала такого места в опере, он определил ее стиль, а его сложная гармония и восхитительные диссонансы предвосхитили Берлиоза и Глюка. Да и ритмы Рамо — целая история французского балета, поэтому «Галантные Индии» и могут путешествовать во времени: «В конце концов, Бастилия — символ революции, — мне нравится, как танцовщики отвечают Рамо и моему оркестру. Они показывают, что эта музыка — не музейный объект, которым не хочет делиться узкий круг избранных, она  живет. А Рамо, мне кажется, чувствует себя лучше в нашей эпохе, чем в собственной».

Ссылки по теме
 
К сожалению, время подключения истекло, действие не может быть выполнено.